Обряд шуточного сватовства

Обряд шуточного сватовства

Новости - Новости

ingushwedding3 Вопросы о формах браков, свадебных обрядов у ингушского народа в той или иной мере освещались в этнографических трудах. Однако, гораздо менее изученными остаются обрядовый фольклор и досвадебные обряды (сватовство) у ингушей, не говоря уже об эстетическом содержании и генетических вопросах свадебной поэзии. В этом свете большой научный интерес представляет собой зоахалол, сопровождающий обряд шуточного сватовства, как своеобразный жанр народной обрядовой поэзии вайнахов, широко распространенный и активно бытующий среди ингушей и в настоящее время.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что обряд реального сватовства, имеющий сравнительно давние традиции, протекает совершенно иначе, ничем не напоминая как по форме, так и по содержанию обряд шуточного сватовства, хотя обе формы носят одно название: зоахолол. Более того, шуточное сватовство предстает странным и загадочным явлением, противоречащим логике и традиции всей обрядности. Оно существует совершенно автономно и параллельно с реальным сватовством. Легче было бы объяснить причины возникновения природу подобного сватовства и сопровождающего его фольклорного жанра зоахалол, если бы они были имитацией или шаржированием обряда. Но таковыми они не являются.
Когда и почему сложился данный феномен? Всегда ли такое сватовство у ингушей было шуточным? Ясно одно, что уникальный и весьма архаичный жанр обрядового фольклора, дошедший до наших дней благодаря своей форме приятного времяпровождения, увеселения в обществе «прекрасного пола», предварительного знакомства и встречи с девушками в рамках дозволенного обряда. По своему идейно-тематическому содержанию жанр представляет собой развёрнутую красочную характеристику кандидата в «женихи», описание его моральных достоинств, материального положения. Исполняется зоахалол обычно на массовых встречах молодёжи по поводу свадеб, празднеств или других торжественных и радостных событиях. Для встречи с группой юношей, молодых мужчин хозяева дома приглашают присутствующих на торжестве девушек.
Перед встречей группа мужчин выбирает себе тамаду. Критериями выбора служат возраст, опыт жизни и уважение в обществе, что зависит от многих факторов, диктуемых сложным этикетом ингушей.
Собравшиеся садятся в ряд, во главе ряда, на самом почетном месте-тамада. Рядом с ним обычно располагается б1иж г1анд. Название б1иж г1анд происходит от понятия «бегаш», потому что роль данного человека заключалась в развлечении присутствующих шутками, юморными притчами, заполнявшими неловкое молчание, создававшими непринужденную , дружественную атмосферу . Сидящий на этом стуле имеет право перебивать говорящего, даже самого тамаду ,пользоваться свободой пошутить (бегаш бе) по любому поводу, в том числе и в адрес всех присутствующих, все это происходило строго в рамках ингушского эздела.
Остальные гости садятся по степени знаков внимания, которые должны быть оказаны каждому из них. На последнем месте, у двери садится лицо, представляющее хозяев дома. При появлении приглашённых девушек, все встают. Девушки становятся в ряд напротив мужчин. Представительница хозяев дома занимает второе место за тамадой девушек. Затем совершается ритуал взаимного приветствия «моршал хаттар» («расспросить о благополучии).
Тамада девушек кратко расспрашивает тамаду мужчин об их здоровье, благополучии и т.п. Тамада мужчин от имени всех присутствующих отвечает всегда положительно, вне зависимости от того, каково реальное положение дела, и, в свою очередь расспрашивает, о том же тамаду девушек, на что всегда следует традиционный положительный ответ.
После этого ритуала тамада девушек просит мужчин сесть. Тамада мужчин садится, вслед за ним, не торопясь, садятся все остальные мужчины, соблюдая и здесь правила этикета. Девушки остаются стоять. Обряд шуточного сватовства, при котором исполняются произведения жанра зоахалол, начинается с того, что сидящее сразу после тамады лицо просит разрешения говорить. Получив его, он просит позволения у фусам-нана, букв. «мать-дома», говорить с тамадой девушек. Получив разрешение и узнав имя тамады девушек, он обращается к последней с целью «сосватать» её за тамаду мужчин и убедить ее в том, что выбор будет самым разумным и счастливым, если она согласится «выйти замуж» именно за этого человека. Девушка не сразу, но всегда соглашается «Если (имя жениха) женится на мне, я согласна выйти за него».
Как только девушка дала слово, тамада встаёт и горячо благодарит ее за оказанную ему честь, вслед за ним встают все мужчины и, благодарят её за честь, оказанную ею их тамаде, высказывают много пожеланий (ловцаш) обоим в их будущей семейной жизни. На весь период, пока длится встреча, считается, что тамада девушек является невестой тамады мужчин и, следовательно, снохой всех присутствующих мужчин. После перерыва, который заполняется музыкой, танцами начинается новое «сватовство» , заканчивающееся согласием очередной девушки «выйти замуж» за предлагаемого «жениха».
Для нас важно подчеркнуть, что во всей обрядовой игре тамаде девушек представляется решающая роль. Каждый сватающий, получив у тамады разрешение говорить, обращается с просьбой к тамаде девушек с такой же просьбой и только с её согласия он имеет право обратиться непосредственно к девушке, которую собирается «сватать».
По традиции, каждый последующий «сватает» девушку впереди сидящему. Произведения жанра зохалол исполняется во время обряда только совершеннолетними мужчинами, не достигшим преклонного возраста. Именно мужчинам, потому что они всегда адресованы только девушке. По форме произведения этого жанра фольклора представляют собой развёрнутый монолог «сватающего», персонально адресованный одной слушательнице, которой он предлагает «выйти замуж».
Такая форма создаёт широкие возможности для импровизации. «Сватающий» всегда импровизирует , опираясь на богатые возможности жанра, образно-выразительные средства, устойчивые поэтические фразы речи, традиционные для жанра эстетические формулы.
Другой отличительной чертой жанра является отсутствие чётко выраженных границ импровизации как, например, в ийш (женской песне), его слитность с эмоционально-приподнятой речью «сватающего». Последний ведёт «разговор» (къамял ду), это и есть зоахалол. Зоахалол может быть как весьма кратким, вплоть до чрезвычайно насыщенной миниатюры из одного предложения, так и весьма значительным по объёму, его варианты распадаются на множество градаций в зависимости от ситуации исполнения и знания жанра «сватающим». В широко развёрнутых вариантах даётся подробная характеристика «жениху» и «невесте».
Черты характера, возможности «жениха» описываются как выдающиеся. «Жених» предстаёт известным и почитаемым кантом (молодцом), сильным и мужественным человеком, совершающим подвиги, способным в одиночку одержать победу над врагами и захватить у них большую добычу. В образе «жениха» мы узнаем однотипных героев из эпических песен «илли» и нартского эпоса ингушей. Очевидно, что явление архаичного жанра зоахалол на формирование эпических песен было весьма значительным в масштабах песенного эпоса «илли» ингушей не только в отношении традиции изображения идеального героя, но и традиций поэтики, эстетических воззрений.
Значительными чертами характера, привлекательным внешним обликом наделяется и «невеста», но изображаемый жених» намного превосходит её. Это превосходство является принципиальным: все содержание зоахалол направлено на то, чтобы доказать девушке, что человек, за которого её «сватают», является если не самым лучшим, то одним из лучших мужчин. В этом жанре народ достиг большого искусства художественной и логической аргументации этой, и одной из ведущих идей жанра.
Структура зоахалол: вступительное слово, характеристика «жениха» и «невесты», заключение. Во вступлении говорится о целях обряда и условиях, необходимых для счастливого брака. Затем «сватающий» незаметно переходит к описанию выдающихся достоинств «жениха». Параллельно даётся характеристика и девушки. В конце обрядового монолога сватающий предлагает девушке «выйти за этого парня замуж». Он напоминает о том, что много «кричавший кот не поймал мышей» и потому «много говорить не будем», что он рассказал только о чертах характера претендента, но о его героических делах умолчал для того, чтобы не терять время. И что, той «сладкой любовью, которую она может насладиться при жизни, «не сможет насладиться после смерти». Поэтому «сватающий» предлагает девушке, «воодушевившись сердцем», дать им слово.
Форма свободной импровизации, которой зоахалол обладает в гораздо большей степени, чем все остальные жанры ингушского фольклора, позволяет исполнителю пользоваться всем тем ценным, что накоплено другими жанрами народного творчества.
Сопутствует этому и отсутствие необходимости создавать сюжет, вводить в действие новых персонажей, ограничивать себя рамкой определенной идейно-тематической направленности (скажем, в героико-эпической песне одна направленность, в лирической песне-другая, в зоахалол же могут присутствовать мотивы как той так и другой). Типичной для жениха является героическая характеристика «жениха», хотя традиция допускает и ироническое, юмористическое осмысление его личности. Обычно «сватающий» подчёркивал, что «за впереди находящейся добычей светлым оком наблюдая, к сзади настигающей погоне спокойно прислушиваясь», «как от голода волки воют, воя, как от холода, скулят красные лисицы, скуля сколько ночей он провёл из-за тебя!»
В честь девушки он совершает подвиги, пересекая много раз «синеокий Терек», «передними ногами коня нащупывая брод», «задними ногами волчьим бегом мчась», пригоняет «княжеские чистокровные табуны» и приобретённое за них золото отдаёт бедным, приносит такой достойно девушке, как она. Само рождение жениха является необычным, богатырским. «Лом ц1изача бус ц1и а тилла, Борз ехкача бус баба а ехка, Болата бос а болуш, берза дог а долуш, Воаг1аш вола хьашавезаш чу а эцаш, Водаш вола хьашамаьршанаькъа а воаккхаш, Иштта саг вахьуна ер, хьанекх» («В ночь, когда проревел лев, имя ему дали, В ночь, когда волчица ощенилась, мать его родила, Цвет лица его стальной имеющий, сердце волчье имеющий, Приходящего гостя с любовью принимающий, Уходящего гостя с миром провожающий, Таков этот человек (мужчина) ...»).
Характеризуя девушку, сватающий даёт ей совет не хвастаться своей красотой, не заниматься самолюбованием, так как «не удивляйся, что ты лицом красивая, разве ты не видела красивые письмена?
Не любуйся своими зубами- разве ты не больше видела этих зубов и ягнёнка? Не любуйся своей походкой — разве ты не больше видела (такой) походки утки? Не любуйся своей щекой — разве ты не больше видела с покрасневшим (румяным) боком яблоко? и т.д.
В данном случае, это народное искусство постановки риторических вопросов, наполненных самобытной фольклорной символикой, раскрывающее традиционные эстетические представления народа о красивом.
Монолог «сватающего состоит из определенных поэтических периодов, в конце каждого периода он обращается к девушке по имени с призывом прислушаться к нему и принять «серьезное» решение. Такое построение монолога создаёт возможность охарактеризовать «жениха» и девушку со многих сторон.
В результате зоахалол создаёт полное представление о «женихе» и девушке, которая является его идеалом. Указанные выше особенности жанра позволяют свободно включать в него народные притчи, анекдоты, предания, фрагменты песен, сказок, сказаний, нравоучительные истории, загадки и другие жанры фольклора, которые сватающий может привести в подтверждение своих суждений. Вот почему жанр зоахалол является подлинной школой народного красноречия, искусства, если можно так сказать, публичной речи.
Интересная статья? Поделись с другими: